15-летие Black Fox. Олег Язвин о современном танце в Беларуси

Интервью
Автор: Мария Ерема
8 ноября 2013 0

Предыдущая неделя была отмечена важным событием для белорусской хореографии – Белорусской Лиге Танца и школе Black Fox, стоявшей у истоков танцевальной культуры РБ, исполнилось 15 лет. За это время белорусская хореография прошла долгий путь. О произошедших изменениях и проделанной работе мы поговорили с Олегом Язвиным, директором БЛТ, человеком, ответственным за проведение крупнейших танцевальных чемпионатов в Беларуси.

— На больших юбилеях принято вспоминать с чего всё начиналось…

— Начиналось всё с маленькой танцевальной студии. Открылся в Минске один из немногих тогда фитнес-центров. Туда я пришел работать педагогом по шейпингу. Через несколько месяцев предложили открыть в этом центре современные танцы. 2-3 месяца поработали — и было принято решение создать студию современного танца. Так на базе школы №160 открылась первая студия Black Fox. Многие из первого состава до сих пор с нами.

— Что было дальше?

— В тот момент, когда мы начинали, современных танцев в Беларуси не существовало. Были попытки организовать что-то на базе бальных танцев, но студий не было. Приходилось всё делать с нуля. Начали с того, что сделали школу, потом её расширили, появилось несколько филиалов. Потом оказалось, что ребята за рубежом тоже чем-то занимаются. Связались с украинцами, россиянами, начали кататься к ним на соревнования. Сразу и в Беларуси появились первые чемпионаты. Началось сотрудничество, начались сборы. Сначала мы ездили в Евпаторию, затем организовали сборы у нас. И теперь по 400-500 человек за смену собираем. Дальше — больше.

Открылась организация, которая называется Белорусская Лига Танца (БЛТ). Начали добавляться танцевальные направления. Появились современная хореография, Bellydance и т.д. Потом появился чирлидинг, на текущий момент это уже отдельная организация.

Последнее, что удалось сделать, — это год назад создать «Фричелс». Многие ребята заканчивали любительское танцевание, но расставаться с танцами не хотели бы. Поэтому пришлось открыть профессиональный театр танца.

— Пришлось?!

— Жизнь заставляет — мы делаем. Есть у нас выпускники университета Культуры, но, к сожалению, кафедры современной хореографии в университете до сих пор нет. Соответственно, у ребят, которые танцуют Джаз, Модерн, Хип-Хоп вариантов получать другое образование нет. Поэтому мы набрали театр в основном из тех, кто с детства этим занимается и хочет продолжать танцевать. Сейчас мы ведем переговоры с американскими университетами, чтобы ребята поехали аттестовываться за рубеж. Вместе с 15-летием Black Fox театр отметит год своего существования. На текущий момент ребята вернулись с гастролей. Есть у нас совместная акция с Министерством образования, пройдут выступления ребят по многим ВУЗам нашей республики. После этого они будут готовиться дальше.

Олег Язвин

— Оглядываясь на 15 лет назад, как бы вы сейчас оценили ситуацию с хореографией в Беларуси?

— Конечно, хореография была всегда. Были просто другие направления. Была очень хорошая школа народного танца, которая, к сожалению, стала слабее, потому что коллективов, которые занимаются народным направлением, стало намного меньше.

Очень популярным было направление, которое называется «эстрадный танец». Сейчас оно тоже фактически исчезло. Зато появилось огромное количество школ современного танца.

Что касается уровня хореографии, то тяжело сказать однозначно. Если сравнивать с мировыми тенденциями, то, конечно, слабовато. У нас буквально 2-3 коллектива, которые пытаются работать, ездить на фестивали, заниматься какими-то серьезными проектами. Вообще, у нас страна единичная — это значит, что у нас, как правило, по одному представителю в каждом направлении, которые пытаются всё это на себе тянуть.

— Будучи такой большой, основательной организацией, какую проблему вы бы постарались решить в ближайшее время?

— Нужно решать проблему не с хореографией, а с менталитетом. На самом деле, возможности есть. К нам приезжают и лучшие специалисты из-за рубежа, и у нас в стране есть очень неплохие специалисты. Не много, но есть. Если будет желание, сделать можно всё. Поэтому главная проблема в хореографии — это то, чтобы большинство людей пыталось на ней не деньги заработать деньги, а сделать что-то творческое.

Есть очень серьезная тенденция: танцевальные школы открываются людьми, которые к танцам вообще не имеют никакого отношения и относятся к этому, как к бизнесу. Это нормально, например, для фитнеса.

Но танец — это не просто фитнес, это искусство. Цель танцора — не похудеть или скорректировать фигуру, а что-то создать. Поэтому я считаю, что чем больше будет тех, кто пытается реализовать самые безумные проекты, тем будет лучше.

— Насколько сложно это будет сделать?

— Это будет фактически нереально. Всё упирается в желание и материальную составляющую. К сожалению, кроме творческого потенциала, людям нужно ещё что-то кушать, поэтому всё всегда будет упираться в компромисс между этими двумя категориями.

Сказать, что в Black Fox все занимаются только творчеством, тоже нельзя. Просто из-за того, что мы работаем достаточно долго, у нас создана специальная система, при которой какая-то часть людей может заниматься продвижением белорусской танцевальной культуры и представлять Беларусь на зарубежных соревнованиях. Не было бы этой иерархической системы, ничего бы не было. Потому что абсолютно нереально взять любого человека и попытаться заставить его добиваться результатов на чемпионате мира.

Олег Язвин

— Приглашенные гости и судьи на фестивалях и мастер-классах обычно замечают, что мало что знают или слышали о танцевальной культуре Беларуси. Как с этим бороться?

— Скорее всего – никак. Да и что значит не слышно про танцевальную культуру? Люди общаются. И общение – это самое главное в танцевальной культуре, как и в любой другой. Танцоры из европейских стран могут на выходные поехать в гости друг к другу и для этого им ничего не нужно, проходит огромное количество мероприятий, люди общаются на этих мероприятиях и, естественно, оценивают танцоров. А белорусам для этого можно выехать только в очень ограниченное количество стран. С остальными начинаются конкретные визовые проблемы. Так и получается, что представление о наших танцорах за границей весьма слабое.

Например, мы сейчас работаем с норвежцами. У них график тренировок построен так, что они тренируются с понедельника по пятницу, а на выходные выезжают в близлежащие страны на соревнования. Для белорусов это нереально с точки зрения финансов и нереально с организационной точки зрения. В лучшем случае в Беларуси турниры случаются раз в месяц, а в худшем – раз в три месяца. О каком развитии культуры может идти речь, если люди так редко могут собираться и общаться?

Кроме того, у нас все еще присутствует разделение – кто у кого танцует, кто с кем участвует и так далее. Получается, что есть огромное количество коллективов, которые почти невозможно нигде увидеть. Самое лучшее, как можно повысить уровень культуры – люди должны учиться, видеть, что умеют другие.

Люди, попадающие в активное движение – чемпионаты, соревнования – уже не выпадают из этого движения. У нас в соседях танцующая Украина, собирающая на свои шоу тысячи танцоров. В Беларуси это будут в лучшем случае 50 человек, причем всегда одни и те же. Есть какая-то фишка в менталитете – наши танцоры охотнее ездят на Украину и не хотят участвовать в своих проектах.

— Вопрос престижа?

— Престиж же откуда-то тоже берется. Украинцы потратили на это пять лет, и теперь у них есть бренд, теперь туда можно ехать. У меня есть отличный показатель: проходят сборы, ориентировочно на 500 человек, и хорошо, если белорусов из них наберется 100 человек. Остальные – россияне, украинцы, из других стран люди. Почему в родной стране желающих поучаствовать в мероприятии меньше, чем в соседних? Непонятно, это нелогично. В этом главная проблема. Все нелогично, но как-то так и работает. Особенность нашего менталитета. Всегда существует мнение, что нет пророка в своем отечестве. Хотя так работают почти во всех странах, за исключением, наверное, штатов, где иностранцу надо еще доказать, что он чего-то стоит. У нас с точностью до наоборот, причем возведено в n-ую степень.

— Олег Язвин, что бы вы назвали своим главным достижением за 15 лет?

— Не могу ответить однозначно. Сделано очень много: есть неплохие результаты и на чемпионатах, и проводятся сборы, на которые съезжаются танцоры со всего мира, у нас работает театр, который танцует сейчас на серьезных площадках. Много хорошего было сделано. Если начинаешь об этом задумываться, то кажется, что все возможное уже сделано.

Олег Язвин

В Беларуси сейчас проходят мероприятия всех направленностей: фестивали, чемпионаты, выступления театра, проводятся мастер-классы, сборы. Т.е. на самом деле всё, что необходимо для развития, в Республике проходит. Кроме этого многие сейчас пытаются привозить людей из-за рубежа, чтобы учиться. В целом ничего менять не надо. Нужно просто как-то пытаться на всё это попадать.

— Это со стороны участников. А с вашей стороны, как организатора, с какими трудностями приходится сталкиваться?

— Трудности есть всегда. Вопрос заключается в том, что во многих странах мира танцы и то же чирлидинг находятся под непосредственным патронажем либо государства, либо спонсоров. У ребят не стоит вопрос о том, где взять средства и каким образом добираться до фестиваля. Главная причина проблем наших чемпионатов — спонсорство у нас не возможно в принципе. По законодательству. Оно возможно только как меценатство. Люди должны быть такими же фанатиками этого дела, чтобы безвозмездно помогать проводить мероприятия, получая за это, в лучшем случае, рекламу.

Когда всё приходится вытягивать на собственных плечах и собственными финансовыми возможностями, организовывать всё так, как хотелось бы, не получается. Приходится организовывать так, как можно. В этом заключается главная сложность. А так как мы не привыкли что-то делать плохо, у нас возникает огромное количество сложностей, как выкрутиться из данной ситуации. Все мероприятия, которые провожу я, проходят на лучших площадках страны: Дворец Спорта, КЗ «Минск», Дворец Профсоюзов, Дворец Республики. Стоимость аренды этих площадок вы себе прекрасно представляете. И когда нет никакой поддержки, сделать это становится достаточно большой проблемой. Кроме этого мы стараемся приглашать самых именитых судей, танцоров, что тоже достаточно тяжело.

Очень сильно мешает продвижению визовый режим нашей страны. Если раньше было проще с организацией бесплатных виз, то в свете последних политических решений это становится всё тяжелее. Беларусь перестает выдавать бесплатные визы иностранцам.

То есть сложностей очень-очень много. Но мы для того и существуем, чтобы с этими сложностями бороться.

Олег Язвин

— Как видится будущее, какие есть планы?

— Планы грандиозные. Вопрос в том, насколько хватит здоровья. Система построения самой школы танцев у нас закончена. Она себя оправдала и будет работать в том же ключе.

Мы будем пытаться брать лучшие места на чемпионатах мира. Тем более, что в последнее время Беларусь достаточно серьезно начинает укрепляться. Мы уже входим в 10-ку мировых рейтингов, что для нашей страны не просто хорошо, а фактически нереально. Будем серьезно развивать профессиональное направление, то есть наш театр. Если до этого в труппе было 25 человек, то в этом году мы будем расширять состав до 60, потому что для них есть возможности работы и роста.

Кроме того, сейчас идут переговоры об обучении, планируется дать ребятам возможность получать по крайней мере факультативное образование, хотя бы полгода за рубежом. Я сейчас тесно сотрудничаю с американскими университетами, периодически там преподаю, и мы пытаемся разработать какую-то программу, чтобы наши ребята могли получать там образование и стипендию от университета.

Есть еще чудо-чирлидинг, которым я тоже занимаюсь. На данный момент это самый молодой и самый активный вид спорта. Он признан всемирным видом спорта и в декабре будет принят в олимпийскую семью, то есть станет олимпийским видом спорта. И есть надежда, что к маю мне удастся сделать его официально признанным видом спорта в Беларуси. А если это станет видом спорта в Беларуси, то соответственно задач станет еще больше.

— Как вы сам справляетесь с этим, как руководитель?

— Очень тяжело. Мне не хватает одного, как и всем остальным, — времени. Все остальное можно как-то сделать, договориться, решить, а со временем договориться нельзя. Как ни растягивай сутки до 36 часов – все мало.

Беседовала Мария Ерема


ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

Belarus Dance Camp 2016
Танцевальный лагерь Belarus Dance Camp 2016 начал свою работу в Пинске
добавлено 12 июля 2016
dance-of-europe-2015-anonsmini7
ноября
Dance of Europe 2015 — Международный танцевальный фестиваль
добавлено 2 октября 2015
summer-dance-camp-07-31-mini24
Фестиваль сценического искусства и Open Air на Belarus Dance Camp
добавлено 31 июля 2015
child-&-youth-week-2015-mini2
апреля
Неделя Детей и Молодежи (Child and Youth Week) — событие года по современному танцу в Беларуси
добавлено 29 января 2015
1
Показать больше материалов
comments powered by HyperComments