Екатерина Квятковская: «Хореография может открыть большие возможности»

Спартанцы
Автор: Мария Ерема
16 ноября 2011 5

Не каждый день встретишь девушку, которая не только утверждает, что всё возможно, было бы желание, но и доказывает это на деле. Мы продолжаем Вас знакомить с белорусскими хореографам, и сегодня в гостях рубрики «Спартанцы» девушка-танец Екатерина Квятковская — преподаватель Белорусского Государственного Университета культуры и Искусства, преподаватель центра «SMART dance» и танцовщица тетра танца D.O.Z.SK.I.

Екатерина Квятковская является лауреатом международного фестиваля современной хореографии IFMC в Витебске (ноябрь, 2009), участница и финалистка конкурса молодых талантов «Звезда взошла над Беларусью» (апрель, 2010), обладательница специальной премии за высокое исполнительское мастерство на международном фестивале современной хореографии IFMC (ноябрь 2010).

Екатерина Квятковская работала ассистентом по современной хореографии в постановочном процессе в «Государственном Петербургском академическом театре балета» под руководствам Б. Я. Эйфмана (Январь 2011).

— Катя, какое место в твоей жизни занимает танец?

— Наверное, самое главное. Самое-самое главное. Я танцую с 6 лет, всегда занималась танцем и только танцем. Еще тогда, в детстве, я знала, что всегда буду танцевать, причем знала это совершенно осознанно. А началось все с того, что меня привели на просмотр в музыкальную школу. А дальше «кто хочет? – Я хочу». Вот, собственно, и все.

Причем физических данных: мягкости связок, выворотности, гибкости – всего этого у меня не было. Мою маму практически все педагоги, к которым я попадала, отговаривали, твердили, что перспектив нет. Мама сомневалась и сказала: «Думай сама. Если хочешь, то, конечно, давай, но все проблемы тогда будут касаться тебя». На это я со слезами и топотом отвечала: «Хочу!» Примерно так началась танцевальная карьера Екатерины Квятковской. Позже (в старших классах) педагоги шутили, что для хореографии у меня была только длинная шея. Но в итоге мы преодолели всевозможные преграды, ведь главное – это желание.

Екатерина Квятковская

— Как ты считаешь: ты этого добилась, потому что занималась с детства?

— Нет, я считаю, что начинать можно в любом возрасте, тем более что вначале мне не очень повезло с педагогами, не попала в нужные руки. И как раз то, что должны были сделать в самом начале, со мной не сделали: меня не растянули, не развернули — все это пришлось нагонять уже в университете. Но я смогла это сделать, и сейчас мои физические данные на уровне с теми, кто работает над этим с детства. Поэтому сейчас как любителям, так и профессионалам я говорю, что даже физическая неразвитость – не помеха. Нужной формы можно достичь, лишь надо всё делать грамотно, аккуратно и с желанием.

— Расскажи, пожалуйста, чем ты занимаешься теперь, как выглядит рабочий день профессионального танцора?

— Мой рабочий день: утром преподавание в университете, потом перерыв и либо работа с 5 до 10 в танцевальной школе, либо репетиции. Сейчас я работаю во многих местах: это и Центр современного танца «SMART dance», и театр современной хореографии D.O.Z.SK.I, и преподавание в Белорусском Государственном Университете Культуры и Искусства, а еще занимаюсь с детками в танцевальной школе. Так что пока в таком порядке: танец, танец, танец.

— Меняется ли отношение к танцу, когда он становится работой?

— Да, мне кажется, меняется. Все становится намного реалистичнее. Балет превратился в спорт, для меня. А ещё, сейчас наступил период осознания хореографии как таковой и вообще её надобности. Что касается современной хореографии, то и я, и мои руководители пытаемся понять, что нужно. Нужно задаваться целью и рассказывать какую-то полноценную историю посредством тела или же отвлекаться от конкретики и просто экспериментировать? Сложность еще в том, что мы сомневаемся, нужна ли она вообще. Но у меня всегда есть свои группы, ученики — мое маленькое творчество — и зал – место, где я могу экспериментировать.

— Почему возникают сомнения о надобности хореографии в нашей стране?

— В Варшаве мы станцевали больше спектаклей, чем в Минске. Это же не правильно. То есть там люди нас приглашают, оплачивают дорогу, платят нам гонорар и мы собираем полный оперный зал. Почему в Варшаве это нужно, а у нас нет?

Мы были бы рады поездить по Беларуси… Мы один раз устроили такой эксперимент и поехали в Брест. И увидели в зале детей с первого по какой-то класс, так что смех раздавался при многих движениях. А мои родственники, живущие там, сказали, что, если бы я не позвонила и не сказала им, что мы приедем, они бы и не узнали. Организовать фестиваль без спонсоров сейчас невозможно, это работа в минус.

Кроме того, как преподаватель, я не знаю чем мотивировать студентов совершенствоваться. Ведь пока что в профессии им «светит» только попасть в районный центр обучать детей. Это не плохо, но какая же это реализация для молодого танцора?

Екатерина Квятковская

И, что обидно, у нас не представляют вообще, что такое современная хореография, то есть многие понимают это на уровне хип-хопа. И если раньше оно, возможно, так и было, то сейчас точно нет. У нас и у театра «KARAKULI» очень обособленный зритель, крайне «свой», нам не хватает выхода за пределы этого зрителя. Бывает так, что кто-то ходит на наши спектакли с первых лет. Чаще же человек идет по Октябрьской площади, видит афишу, и думает что-то вроде: «О, современная хореография, давай сходим«. Нет такого, чтобы люди направленно интересовались современной хореографией.

— Как в таких условиях живет театр D.O.Z.SK.I?

— Мы держимся на энтузиазме: по 4 часа репетиций в холодном зале после работы. Люди приходят на репетиции, отработав с 9 до 6 полный рабочий день, съев пачку овсяного печенья с кефиром, и работают еще до 10. По хорошему должен быть современный балет, в котором человеку платят за то, что он танцует. А нам пока приходится работать на пяти работах, чтобы иметь возможность заниматься любимым делом. Но, тем не менее, нам сейчас уже семь лет. Когда я туда пришла, D.O.Z.SK.I. как таковые еще не существовали. Была просто группа в центре творчества детей и молодежи. Была платная группа и бесплатная, где люди уже непосредственно занимались творчеством. Меня, как и в детстве, сначала не оценили — я попала в платную группу, и только потом упорным трудом добилась, чтобы меня взяли в бесплатную группу, чтобы можно было развиваться. К тому времени, как мы поставили такие спектакли как «ДР», «Крыша», «Мухи», у нас уже сформировался костяк из 8 человек. Сейчас они и есть D.O.Z.SK.I., это наша маленькая семья. Последние наши работы, которые, кстати, тоже экспериментальны, можно было увидеть на фестивале «Листопад».

— А может ли неискушенный зритель в точности понять, что происходит на сцене?

— Как раз чтобы понять, не нужно быть профессионалом. Не нужно пытаться понять хореографа и думать: «Ага, что же он пытался этим сказать?». Не нужно пытаться залезть ему в голову. Это как разговаривать с человеком и гадать, что он думает, что он сейчас скажет. Нужно просто пытаться мягко воспринимать и создавать свою историю. Расскажите потом хореографу, что вы увидели на сцене, ему будет приятно послушать вас и вашу интерпретацию. Просто наслаждайтесь, без анализа. Когда мы собираемся с друзьями после спектаклей, начинается горячее обсуждение увиденного на сцене. Они спорят, доказывают друг другу, как все было в спектакле на самом деле – и это замечательно, если после посещения театра человека переполняют эмоции. Это и есть то, к чему мы стремимся.

— Расскажи немного о Contemporary. Что это такое и что это такое у нас?

— Беларусь в этом лет на 10 отстает от Америки, где contemp сейчас – очень развитое направление. И как раз правильно называть это contemp, у нас же люди склонны называть это модерном. Модерн – это уже устоявшаяся техника, техника классического танца. Contemporary – это направление танца, очень свободное, очень легкое, дающее большие возможности для самовыражения. Вы можете пробовать, экспериментировать. На самом деле Contemporary есть тело, есть вы. А дальше делайте то, что вам хочется, реализуйте себя так, как вам это нравится. Там нет канонов, нет единственно правильных положений тела, позиций.

— Что нужно, чтобы заниматься contemp’oм в частности и танцами вообще?

Желание. Например, человек в 20 лет понимает, что хотел быть не экономистом или дизайнером, а хотел танцевать, и приходит к нам. К слову, с любителями даже намного приятней работать, чем с профессионалами, потому что любители — это чистый лист, они не заштампованы. Среди профессиональных танцоров кто-то классик, а кто-то предпочитает джаз – они уже заточены на что-то, и их приходится ломать. А новички же приходят с открытыми большими глазами и не меньшим желанием, они готовы воспринимать, они слушают и не спешат и хотят понять. В этом большая разница. Поэтому нужно только желание.

— Как выбрать «своё» направление, свой стиль в танце?

— Сейчас ко мне приходят люди, и я спрашиваю у них, знает ли кто-нибудь что-то об этом направлении. И только 2-3 человека из 20 действительно знают, на что идут.

Екатерина Квятковская

Я бы советовала сначала что-то почитать о заинтересовавшем направлении и потом пробовать. Сейчас во всех танцевальных школах первый пробный урок – бесплатный. Приходите, пробуйте. Я никогда не обижаюсь, если человек пришел ко мне, а понял, что на самом деле хотел в go-go или стрип-пластику. Все в порядке, в этом нет ничего плохого, просто каждому свое. Приходите, экспериментируйте.

Не нравится Contemporary? Отлично, танцуйте House. Нравится хип-хоп? Отлично, идите в хип-хоп. А потом микс из любимых стилей может превратиться во что-то новое. Главное — не отрицать хореографию как таковую. Любите ее, она может открыть вам большие возможности.

— Какие ошибки может совершить новичок?

— Самое страшное – это, наверное, спешить. Спешить и иллюстрировать. Ученики пытаются просто повторять, как получится, — это и есть иллюстрация. Это как кататься на лыжах, при этом просто пытаясь повторять движения ногами. Главная ошибка – попытка выдать моментальный результат, ежесекундно в точности повторять, как показывает преподаватель. Не спешите и берегите себя, ведь как только начинаешь спешить, не понимая, как это делается, появляются травмы. Важно осознать свое тело. Мы знаем его на уровне спать, потягиваться, ходить, но не знаем, как оно двигается, за счет чего происходит шаг, какие мышцы при этом задействованы. На первом занятии, первые полчаса я просто укладываю учеников на пол и прошу их нащупать какие-то суставы, мышцы. Очень важно понять, как работает ваше тело, тогда вы сможете раскрепоститься, стать смелее в танце, не будете ощущать себя нелепыми. Может выясниться, например, что какое-то движение не получается только из-за приподнятых плеч, и тогда это легко исправляется.

И еще – не стесняйтесь. Танцевальный зал – это место для эксперимента. Пытайтесь. Ошибайтесь. Я люблю, когда люди на занятиях падают, потому что, если кто-то падает, значит, он рискует, он выходит за свои привычные рамки, из своей зоны комфорта. Если ученик начинает рисковать, не боится упасть, показаться смешным, тогда все получится.

Чтобы обучение шло на пользу, будьте открытыми. Придите в зал и попробуйте довериться педагогу. Не бойтесь спрашивать и узнавать. Чем сильнее вы откроетесь, тем больше информации в вас поступит.

— Через какое время появится результат?

— Это очень индивидуальный вопрос: у кого-то может через месяц, а у кого-то через год или даже полтора. В среднем я начинаю видеть результаты через год. За год проходятся какие-то азы, алфавит, чтобы потом, когда показываешь ученикам какие-то комбинации, можно было не объяснять некоторые вещи, а просто их оговорить, и люди тебя поймут. Тогда и наступает момент эксперимента. На первом году обучения я всегда скрупулезно продумываю ход урока. Потом вижу, что мои ученики развиваются как танцоры, и тогда начинается импровизация в зале.

— А все ли могут стать танцорами? Или это все-таки врожденный талант?

— Танцором стать можно, если захотеть. Профессионалом, который танцем зарабатывает – не все. Но, если вы просто мечтаете о сцене и хотите танцевать для себя, то добро пожаловать в танцевальные школы, ведь там вас всему научат и дадут возможность выступить на отчетных концертах. А еще, интересуйтесь, ходите на спектакли и открывайте танец с новой стороны.

Беседовала Мария Ерёма


ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

uroki-diktsii-pogranzona8
июля
Вечер танцевального перформанса с премьерами «Уроки дикции» и «Погранзона»
добавлено 26 июня 2017
era-androgin-premiere26
мая
Авторский пластический спектакль «Эра Андрогин» театра АКМЕ
добавлено 25 мая 2017
Балет Весна священна ли..?15
июня
Премьера современного балета «Весна священна ли..?» театра танца SKVO’S Dance Company
добавлено 25 мая 2017
День открытых дверей в студии танца в Облаках28
мая
День открытых дверей — в студии танца «в Облаках»
добавлено 23 мая 2017
Показать больше материалов
comments powered by HyperComments